Личный кабинет  |  Регистрация

Пароль:

Регистрация   Забыли пароль

ГлавнаяПубликацииСтатьи → РУССКАЯ ИЗБА



РУССКАЯ ИЗБА

08.12.2012
На первый взгляд, русская изба довольно простая постройка. Крестьянин старался сделать ее прочной, теплой, удобной для жизни. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что процесс строительства избы без единого гвоздя не очень-то и прост. Он так же, как планировка и интерьер дома, был не только научно обоснован, но и тесно связан с верованиями наших предков.Как строили избыИспокон веку Россия была богата лесами, а потому основным строительным материалом у нас являлось дерево. Кроме того, оно отличалось прочностью, простотой и удобством в обработке. Далеко не последнюю роль играло и то обстоятельство, что деревянные постройки возводили в довольно короткие сроки. Избы, как правило, рубили из сосны и ели (такая древесина источала приятный хвойный аромат), реже из дуба и лиственницы. Интересно,что не всякоедерево годилось на постройку: нельзя было рубить священные и проклятые деревья, слишком старые и слишком молодые, а также сухие, сучковатые и «буйные» (растущие на перекрестках). Кроме того, на постройку не шли деревья, выращенные человеком. Не использовали и дерево, упавшее при рубке на полночь, то есть на север, или зависшее в кронах других деревьев, считалось, что в доме, сложенном из его бревен, жильцов ожидают серьезные неприятности и болезни.Обычно деревья заготавливали поздней осенью. 1/1з них прямо в лесу или возле деревни складывали сруб без окон и дверей, в котором бревна «улегались» плотнее ложились друг на друга, незначительные изгибы выпрямлялись под их тяжестью. Ранней весной сруб перевозили в деревню и собирали. Эту работу производили обычно помочью (толока) силами всей деревни и даже округи. О таком древнем обычае говорится в пословице: «Кто на помочь звал, тот и сам иди».Длястроительства можно было пригласить бригаду специально обученных плотников. Нередко хозяин-заказчик заключал своеобразный договор с исполнителем подрядную. В нем оговаривали основные требования, предьявляемые к будущей постройке: фиксировали необходимые качества строительного леса, диаметр бревен, способы их обработки, указывали сроки начала строительства, давали детальную характеристику дома, который предстояло возвести, освещали объемно-планировочную структуру жилища, регламентировали размеры помещений. «Поставити мне новая изба, записано в старинной порядной, четырех сажен без локтя и с углы (то есть около шести с четвертью метров, рубленную в обло. Авт.}». При постройке нового дома могли ориентироваться на примеры из ближайшего окружения:«... а зделать те горницы, и сени, и крыльцо, как у Ивана Олферьева у ворот малые горницы зделаны». Любопытно, что документ зачастую заканчивался наставлениями не бросать работу до полного ее окончания, не откладывать и не затягивать начатую постройку: «И до отделки того хоромного дела прочь не отходить».Как правило, бригада плотников состояла как минимум из трех человек. Плотники-профессионалы считались людьми «знающими» окружающие думали, что они водились с нечистой силой, которая и помогала им в работе. Строителей старались улестить не обидеть, хорошо накормить, рассчитать по совести. Плотник мог и испортить дом заложить, к примеру, под крышу горлышко от разбитой бутылки, отчего в доме в ветреную погоду стояли бы вой и свист. Или поместить между нижними бревнами камешек, так что из образовавшейся щели постоянно бы дуло. Хорошие плотники работали тщательно, вдень складывали несколько венцов и сруб без отделки строили примерно за две недели. Несмотря на распространенную легенду, что русские избы рубили одним топором, мастера имели целый арсенал инструментов и топоры, и долота, и скобели, и тесла, и т.д.Жилище возводили в определенные сроки. Считалось, что лучше начинать строительство дома вВеликий пост и не заканчивать его до Троицы (вспомним пословицу: «Без Троицы дом не строится»]. Нельзя было браться за строительство в так называемые тяжелые дни понедельник, среду, пятницу, воскресенье. Благоприятным для старта постройки считалось время после новолуния.В качестве фундамента часто использовали гранитные валуны или вертикально поставленные и просмоленные бревна стулья. Но самым лучшим слыл каменный или кирпичный фундамент. На него клали «гидроизоляцию» большие пласты бересты, целиком снятые с толстых берез. Под углы дома помещали шерсть для тепла, ладан для святости и монетки для того, чтобы дом стоял дольше, а жить в нем было богато.Затем постепенно укладывали венцы горизонтально сложенные бревна. Их количество варьировалось в зависимости от местности и традиций. Чтобы венцы хорошо прилегали друг к другу, в каждом из соседних бревен вырубали продольный паз. В старину его делали в нижнем бревне, на его верхней стороне, но, поскольку при таком решении в углубление попадала вода и бревно быстро подгнивало, паз «перекочевал» на нижнюю сторону бревна. Этот прием сохранился до наших дней. По углам сруб связывали специальными врубками, которых было до нескольких десятков видов.Наиболее употребимыми являлись два способа. При рубке в обло бревна соединяли таким образом, что их концы выступали наружу, за пределы сруба, образуя так называемый остаток, который хорошо предохранял углы избы от промерзания. Другой распространенный способ рубки в лапу, или без остатка, давал возможность увеличить горизонтальные размеры сруба, а вместе с ними и площадь избы: бревна скрепляли на их концах. Однако этот метод был более сложным в исполнении, требовал высокой квалификации плотников, а потому и обходился дороже. Поэтому большинство крестьянских домов в России рубили именно первым способом. Кстати, выпуски бревен по углам постройки всегда образовывали слегка волнистую, а не прямую линию. И дело здесь совсем не в красоте: издревле считалось, что прямая линия от дьявола. Между бревнами для тепла прокладывали мох. Затем щели конопатили.Крышу делали покатой с двух сторон. Богатые крестьяне покрывали ее тоненькими дощечками из осины. Крестьяне победнее использовали щепу или дрань. На покрытие крыши шла и солома. Но это не являлось признаком бедности владельца дома. Соломенная крыша, пролитая жидкой глиной, была долговечнее,а главное, становилась несгораемой, как черепица. Верх кровли прижимали тяжелым бревном, передний конец которого имел форму конской головы, отсюда и пошло название «конек». Считалось, что он охраняет жилище от разных бед.Почти весь фасад крестьянского дома украшали резьбой. Ее выполняли на ставнях, наличниках окон, которые появились в XVII веке, на опушках навесов крыльца. Согласно поверьям изображения животных и птиц, а также различный орнамент охраняли жилье от нечистой силы.Новый дом оставляли на некоторое время незаконченным. В стене или в крыше проделывали отверстие, чтобы через него вылетели все беды и напасти. Когда же все было готово, в жилище сначала пускали кошку или курицу с петухом, которые «проверяли», можно ли здесь жить. Вместе с людьми переезжал и домовой его везли в поношенном лапте, в который насыпали землю из-под печи старого дома. Из прежнего жилища привозили и горячие угли в горшке, иконы и хлеб-соль. Так новый дом «приручали», делали своим.Типология русской избыТрадиционный русский дом имел различную планировку Самым простым типом считается четырехстенная изба с утепленной жилой клетью и небольшими сенями, (так называемая изба-связь). В сенях не было потолка, и из них по лестнице поднимались на чердак, где хранили хозяйственную утварь. В клети находилось наиболее ценное имущество, летом здесь спали. Помещение подполом клети называлось подклетом. Ставя избу на подклет, хозяин предохранял ее от холода, идущего от земли, защищал жилую часть и вход в дом от снеговых заносов зимой и паводков весной. В подклете хранили имущество или устраивали небольшую мастерскую. Зимой здесь содержали скот. Подполом самой избы располагалась подызбица, куда складывали запасы на зиму. Иногда ее использовали под жилье. Встречались также двухэтажные, или двужилые, на два «житья», избы (чаще в северных районах).Иногда к избе пристраивали меньший по размеру сруб из трех стен. В нем располагалась горница (прируб). Большие семьи строили избу-связь с прирубом, что давало уже три жилых помещения. Существовали и дома-пятистенки с внутренней капитальной стелой, делившей избу на два самостоятельных помещения, и даже шестистенки. В последних было четыре помещения, образованные двумя пересекающимися капитальными стенами. В доме прорубали невысокие двери с порогом. так сберегали тепло. Окна тоже делали маленькими, чтобы света хватало только для работы. Типичной была изба в три окошка по фасаду. Эти оконца закрывали (заволакивали) дощечками, они назывались волоковыми. В одной из боковых стен прорезали окно с косяками и вертикальными брусьями. Через него наблюдали за двором, отсюда свет падал на лавку, сидя на которой хозяин занимался ремеслом. Полы настилали из половиц половинок бревен, уложенных вдоль избы от двери к передним окнам. При таком расположении доски пола служили дольше, чем при иной раскладке. Кроме того, такой пол было удобнее мести.Интерьер русской избыЦентральное место в доме занимала печь. Достаточно вспомнить, что и само слово «изба» произошло от «истопить». Истопкой называлась отапливаемая часть дома, отсюда и слово «истьба» (изба).Для обитателей избы печь играла наиважнейшую роль. В ней готовили еду, там же ее и оставляли, когда хотели сохранить пищу теплой недолгое время. В печке сжигали сор по поверьям, его нельзя было выносить из избы. На печке спали старики и дети, а также больные члены семьи. Русская печь прекрасное лекарство от простуд, ломоты в костях и мышцах.С печкой связано немало примет и поверий. Кто посидел на печи в доме, тот считался уже не гостем, не чужим, а своим человеком. О счастливчиках говорили, что они родились в печи. Если пропадала скотина или кто-то из домашних не возвращался вовремя домой, их имена выкликали в печную трубу. С печью связаны и главные обряды жизненного цикла. Когда к девушке приходили сваты, она залезала на печь. Спуститься вниз означало согласиться выйти замуж, перейти к другому очагу. Завершая свадебный обряд, бросали в печь пустой горщок и приговаривали «Сколько черепков, столько молодых ребят". Новорожденного мыли со словами: Расти с брус вышины да с печь толщины Слабенькихдетей в печи символически перепекали: если ребенок не «допекся» в материнской утробе, то надо сделать это в печи.Чем массивнее была печь, тем больше тепла она накапливала, поэтому порой занимала почти четверть избы. От ее расположения зависела внутренняя планировка дома. Потому и возникла поговорка: «Плясать от печи». По диагонали от нее находился красный, или святой, угол. Здесь располагалась божница, висела лампадка. Войдя в избу, гость оказывался лицом к иконам, на которые крестился, кланялся, а уж потом здоровался с хозяевами. Под образами стоял обеденный стол славками. В красный угол сажали самых почетных гостей.Напротив красного угла располагался печной, или бабий, угол [кут]. Здесь женщины готовили пищу, пряли, ткали, шили и т. д. Тут же стоял шкаф для хранения кухонной посуды посудник. От остального пространства кут отгораживали занавеской. Мужчины не должны были заходить сюда, а появление в нем чужого человека рассматривалось как оскорбление всей семье. Угол за печью называли закутом, или запечьем.Около входной двери находился мужской угол коник. Здесь ставили большой рундук наглухо вделанный в пол и стены сундук с плоской крышкой. В нем хранили самое ценное имущество, на нем же спал хозяин дома. В конике выполняли мелкие мужские работы.Обстановка в избе была скудной. Главным предметом мебели являлись лавки, наглухо вделанные в стены, они были широкими, на них не только сидели, но и спали. Использовали и приставные скамьи с одной парой ножек, которые другим концом клали на лавку. Над окнами располагали вмонтированные в стены широкие полки. На них стояли дорогая и крупная посуда, шкатулки, расписные прялки и другие вещи, служащие украшением избы.Над входом в избу, под потолком, между двумя смежными стенами и печью на особую балку настилали широкий дощатый помост полати. На них спали дети, а иногда и взрослые, сюда складывали одежду, здесь сушили лук и горох. На полати забирались с печной лежанки, поэтому о человеке, который хвастался тем, что бывал в далеких краях, в шутку говорили, что он съездил с печи на полати на хлебной лопате.В горницах ставили горки, в которых держали посуду, и кровати срезными спинками, полные подушек и лоскутных одеял. На них редко спали, ведь вся эта обстановка служила скорее украшением дома и демонстрацией благосостояния семьи. Интерьер часто дополняли сундуки, обитые железными полосами. Сундук с нарядами считался гордостью девушки-невесты, и неслучайно его стремились как бы ненароком показать жениху.В избах было очень чисто. Некрашеные полы регулярно скоблили большим ножом и мыли речным песком, а затем покрывали домоткаными половиками. Иногда стены внутри дома стесывали вгладь так, что они приобретали вид сплошной пластины, текстура древесины которой была отлично видна. Такие стены по праздникам мыли мочалкой со щелоком, и бревна долго сохраняли естественный цвет. Интересно, что углы в помещении не стесывали до конца, а оставляли полукруглыми, чтобы зимой они не промерзали.Было бы ошибкой считать, что рубленые избы дошли до нас только благодаря музеям деревянного зодчества. Многие владельцы дачных участков и загородных имений справедливо считают, что жить в деревянном доме лучше и полезнее, чем в каменном. Обладая определенными строительными навыками, можно срубить дом самому, а также купить готовый, в собранном виде. Сейчас трудятся артели, которые возрождают былые строительные традиции. Они возводят дома, используя те же технологии, что и наши предки. Рубленые дома-избы по-прежнему пользуются популярностью, демонстрируя стойкость традиций русского народа.Наталья ТИТОВАЖурнал ОБУСТРОЙСТВО & РЕМОНТ



Просмотрено: 410 раз